декабрь :: ноябрь :: октябрь :: сентябрь :: август :: июнь :: май :: апрель :: март :: февраль :: январь
2005 Back to reality         Форум

28.06.05

Harrier:
Затянувшаяся ночевка
Почему название такое? Ну, собирался на ночевку в субботу, а вернуться в воскр. А чуть было не вернулся через два месяца, правда, из-за недостатков мест в больнице получилось «всего лишь» через неделю.


Вошел в разворот на юг. В общем-то не помню, но вроде бы на крыло завалил не сильно - перегрузка не запомнилась, и вообще ничем он особенным не запомнился. Разве что выходом из него...

Это был третий летный день в этой серии - запад, восток и вот снова запад. Предыдущие дни запомнились разве что падающим тапком Сашки на глиссаде и последующим вечером с Максовыми пересказами фильмов.
В тот день обещали запад с утра, почему все и подорвались в несусветную рань, что-то около семи, еще и Лешку вытащили, наверное чтобы ему не было скучно спать. К тому времени, когда я начал перетаскиваться на запад, они начали летать по второму кругу.
После первого моего полета на моем студенте слетел Лешка, понесшись куда-то на юг; сверху было впечатление, что прямо на южные деревья, которые недалеко от тропинки. Но это ему не удалось, нормально зашел и сел. К этому времеми утэшка уже переползла с тропинки на ступеньку - с нее собирались сбрасывать как минимум Димку, а возможно, и Тоньку тоже. Димка слетел нормально раза три - разве что ращбегался в своей обычно манере - начало хорошее, а предотрывная стадия чуть ли не тормозящая - на цыпочках. Тонька же разбегалась нормально, но ИМХО после отрыва очень уж задавливала его - на третьем старте даже Лешка с этим согласился.

...выхожу из крена, вроде даже вышел, но чуть поздновато - аппарат шел чу-у-уть-чуть носом в сторону склона. Решив, что что-то не рассчитал, позволил ему так пройтись - в самом деле, уже лечу дальше первой ступеньки, если считать от кромки, надо бы прижаться. Но тут подошедший поточек приподнял правое крыло, тихо, но настойчиво направляя меня на склон, Удивленный мой возглас «Вот блин!» или что-то подобное, услышали и внизу. Решив, что это временный глюк, попытался исправить - и это была первая ошибка. В том смысле, что надо было его не просто исправлять, а вообще на крыло поставить, чтоб знал...
И было у меня на это примерно секунда. После нее отворачивать с большим креном было страшновато - вдруг долго будет отворачивать, а тут и склон снизу подъедет. Консолью по нему - и в циркуль... Так подошел на исполнение вариант два - садиться на склон. Что ж, вперед!
Позднее при воспоминании этого у меня в фоне играет Graveworm «The Machine». Очень уж ритм соответствует! Кто слышал, тот знает.
Ускоряясь по ветру, зажимая ручку, наваливаясь на левую сторону, направляя машину прямо на склон, одновременно постепенно переходя в вертикаль и осознавая, что времени ни для полноценного поворота, ни даже для исправления мною же созданного крена, катастрофически не хватает - принимаю решение прыгать в трапецию.
Видно только траву, все медленнее поворачивающуюся подо мной, но все быстрее приближающуюся. Это теперь я понимаю, что все равно надо было пихать ручку, уходя если не на боевой разворот, то хотя бы хоть сколько-нибудь гася скорость перед падением. В общем, «на чужих ошибках учиться дешевле, но на своих доходчивее» (с)...
Прыжок. Хватка за правую стойку в надежде немного исправить крен - возможно, и не стоило этого делать, консоль тоже амортизатор. Но я всегда такой умный задним (ох, задним!) числом. Тут же что-то меня разворачивает задом вперед, возможно, гравитация из-за все еще слишком большого крена. Пара субъективных секунд ожидания. 2-3 метра ветра плюс мой разгон - в сумме дают очень нехилый...
Удар.
Сквозь пыть и мелькание успеваю увидеть согнувшуюся почти пополам стойку, нос аппарата, упершийся в землю, почувствовать сильную боль, через мгновение переросшую в жуткую. Одновременно понимаю, что раз сломаны стойки, то сегодняшние полеты накрылись медным тазом (ох, таз!), а если еще и парус - то и соревнования. Вспоминаю свою высоту перед падением - было где-то метров десять от склона и, кажись, даже выше кромки, пару теней, стоящих на ней, прикидываю место, где я грохнулся, и думая, что сейчай они подойдут...
К этому мгновению подошло время следующего вдоха - который я не сумел сделать. Шевельнуть не мог вообще ничем, мог только хрипеть и пытаться проорать хоть что-то... Тут включилось какое-то из «я», начало отдавать вразумительные команды - «смотри, микровдохи возможны, значит, делая их, дыши хоть так - сейчас главное - не задохнуться», «позвоночник! проверить, двигаются ли ноги, хотя бы пальцы ног», «микровдохи работают - увеличить их глубину; пальцы ног шевеляться, под себя не сходил - спинной мозг цел»...

Моя неразумная часть все это время выла и хрипела - как я теперь понимаю, очень страшно - успел послушать себя как бы со стороны, оценить. А еще она куда-то пыталась ползти, таща на себе остальное тело - наружу, из-под крыла. Зачем? Может, чтобы все увидели, что со мной все в порядке, или ей элементарно не хватало простора...
Видно, как подходят сверху тени, ваидимые между крылом и землей, голос Лешки или еще чей-то «не двигайся», Муравейникс поднимается зи килевую с обоих сторон. Слышен щелчок отстегивающегося карабина, короткие переговоры о судьбе подвески и вердикт - «резать!». Мои возражения (о, я уже внятно говорю!), понятное дело, мягко и аргументиованно посылались, да я и сам понимал все - просто подвеску неизвестного мне Валика жалко. К тоже же это была еще одна гарантия моей непоездки в Крым. Эх...
Как-то очень быстро проносятся походы за носилками и аптечкой, желание каждого третьего проверить на мне свои познания в медицине, требуя «пошевели ногами», щупая, а я терпеливо отвечал на разные глупые и не очень вопросы. Сознание не терялось, задница уже почти не болела, в общем, я был скорее расстроен срывом поездки в Крым; боль, хоть и ослабла, но движений ногой не допускала - если что не так, сразу напоминая о себе диким разрядом...

Дальше чуть ли не стандартно - снесли вниз, я покрутил носом при виде возможного транспорта (джип какой-то, запомнился только, что красный) - брат обещал приехать на микроавтобусе, где было попросторнее; выслушал, как скорые отказались ехать на гору: «она не из нашего района» - в общем, где-то даже скучно. Подозреваю, что только мне одному :-) ...
АКТ
о летном происшествии


Дата: 28.06.2005г.
Время: около 10 часов.
Место происшествия: Киевская обл., дельтадром «Круглое Городище» (Ходосовка).

Пилот: Юрий Харина, 1982 г. рождения.
Налет: около 1,5 ч, летает с 2003 г.
За предыдущие два дня пилот сделал несколько тренировочных полетов с западного и восточного склонов дельтадрома. До этого имел перерыв в полетах около полутора месяцев.
Организация: дельтаклуб ТСОУ НТУУ КПИ «Альтаир».
Инструктор: инструктор дельтаклуба «Альтаир» Дверницкий А. М.

Дельтаплан: «Студент-16», лавсановый, каркас изготовлен клубом КПИ, парус ООО «Аэрос». Техническое состояние хорошее. В данный летный день на дельтаплане было совершено три полета без замечаний пилотов о каких-либо особенностях аппарата.
После происшествия на дельтаплане поломаны обе стойки трапеции.

Подвесная система: тип «кокон». Техническое состояние хорошее.

Спасательная система: отсутствовала

Обстоятельства происшествия:
Полет производился с западного старта горы, перепад 40 м.
Метеоусловия: ветер западный, 1-3 м/с, термическая активность слабая, с тенденцией к усилению.
Пилот Харина в этот день произвел уже один полет с этого старта, имел опыт полетов в подобных и даже в более жестких погодных условиях, а также достаточный опыт полетов с этого склона.
Старт был нормальный, после отрыва был выполнен поворот на север вдоль склона, аппарат шел практически без снижения. При выполнении разворота на юг пилоту не удалось вывести аппарат из левого крена, скорее всего из-за того, что правое полукрыло аппарата находилось в восходящем потоке (пузыре). Аппарат продолжил разворот и когда он оказался развернутым носом на склон, до склона оставалось 8-10 метров. Пилот принял меры по самостраховке выполнив прыжок в трапецию. Но при этом он разогнал дельтаплан по направлению к склону, и не сделал попыток уменьшить вертикальную и горизонтальную скорости непосредственно перед касанием. В результате аппарат на большой скорости с курсом 90 градусов (на склон) и с левым креном ~30 градусов врезался в склон.
Удар пришелся на согнутые ноги пилота и трапецию аппарата.
Первая медицинская помощь пострадавшему была оказана находившимися на дельтадроме пилотами, а позднее, и вызванной бригадой скорой помощи, после чего пострадавший был доставлен в 17-тую больницу города Киева.

Диагноз: переломы тазовых костей в 3-х местах.

Выводы комиссии:
Падение произошло из-за ошибки пилотирования, выразившиеся в недостаточно энергичном пилотировании при наличии хоть и слабой, но термичной погоды и неверном принятии решения о самостраховке в тот момент, когда еще можно было бороться за вывод дельтаплана из крена. Прием самостраховки «Прыжок в трапецию» был произведен без выполнения важного этапа уменьшения скорости («подрыва»), из-за чего пилотом были получены травмы.
Для предотвращения подобных летных происшествий необходимо провести дополнительный инструктаж учлетов по пилотированию в условиях термично активной погоды и усиленный тренаж выполнения приемов самостраховки.

Члены комиссии: Дверницкий А.М.
Марчук В.И.
Мороз В.В.



27.06.05

Что было:
С утра дохловатый восток, который в течение дня становился все дохлее. Шустрый Бублик, укарауливший-таки поточек повкуснее. Полет Санчо на С-14 (см. фотографии слева). Фого, отбомбившийся по посадочному полю собственным тапком (справа - Фого на старте). Харриер, заходивший следом, тапок подобравший и вернувший хозяину (в кадр не попал).

26.06.05

Фотографии

Следующая страница     Back to reality     Предыдущая страница