Журнал хронометража


2004 Крымская тетрадь

Крым 2004 глазами Мороза

Крым 2004
Типа, дневник


Виктор Мороз

Начну же с того, что желая КАК ЛУЧШЕ, мы получили даже не КАК ВСЕГДА, а несколько ХУЖЕ.
Так вот. Желая «зацепить» Кубок Гриненко, часть товарищей купила билеты ТУДА на 22.08.2004 настолько загодя, что билеты ОТТУДА ещё не начали продавать. По счастливой случайности я в число этих товарищей не вошёл. Затем, в связи с переносом сроков проведения Кубка, а также по имеющейся у нас информации из официальных источников (якобы последний в текущем сезоне поезд Феодосия-Киев уходит из Феодосии 01.09.2004), мы купили билеты на 17.08.2004, чтоб уехать 31.08.2004. Все были настроены именно на двухнедельное пребывание на Климухе.Таким образом:
- поторопившиеся лица были вынуждены потерять некую сумму из-за возврата билетов
- мы «пролетали» мимо Кубка
- но, гарантированно ехали поездом Киев-Феодосия и обратно - Феодосия-Киев
Безо всяких там пересадок, подсадок и иже с ними. Никаких Керчей, Владиславовок и Симферополей.
Слова Люды о том, что «в сентябре поезда ходят как минимум до середины месяца» я принимал к сведению, но в таких делах я привык доверять не словам, а фактам. Тем более, что Люда - «ну, я точно не уверена, но скорее всего поеду». Подтверждений не было и слова до поры до времени остались словами, хоть они и подтвердились фактически - Люда таки поехала на Кубок. Но это было уже начало сентября, когда мы вернулись в Киев, а не середина августа, когда мы собирались ехать в Крым. Кроме того, среди нас были студенты, которым лишняя сдача-покупка билетов подрывала бюджет.

17.08.2004
Погрузка на поезд прошла без проблем. Проводница даже отмахнулась от багажных квитанций. И всё время, пока мы (в данном случае - все пассажиры вагона) ехали в поезде, проводница без устали снабжала нас чаем. Кому с лимоном, кому - без. На вопрос «У вас чай ещё есть?» следовал ответ «А что? Разве чай может когда-то кончиться?». В вагоне духота. Я пил чай пять раз. Остальные, если и «отстали» от меня, то ненамного. Проводница охотно принимала деньги столько раз, сколько ей давали. Не утруждая себя мыслью о том, был ли уже оплачен заказ или ещё нет? Приходилось быть бдительными. В поезде же и начались полевые испытания цифрового фотоаппарата, купленного Лысенко. Одна фотография, сделанная в поезде пользовалась огромной популярностью. Это был снимок расписания движения нашего поезда!

18.08.2004
По прибытии в Феодосию мы первым делом «скупнулись» в море, набрали воды, чтоб не бегать за ней на горе, после чего Степан (водитель «Газели») отвёз нас на место постоянной дислокации. За это с нас было стребовано ни много ни мало, а 80 гривен, что меня не очень-то смутило, т.к. я рассчитывал заплатить «с носа» до 20 грн. А было нас четверо. С пятью аппаратами. Один - Димки Куриленко, который должен был присоединиться к нам двумя-тремя днями позже.
Погода по приезду в Феодосию стояла солнечная и навевала приятные мысли. Но, когда мы ехали по дороге уже от Насыпного к Планерскому, то севернее Отважного была замечена неслабая гроза. Это несколько приглушило радость.
На северном старте дул северо-запад 5-7 м/с. Никто не летал. Ветер тёплым называть я бы не стал, но было довольно душно там, где нет ветра.
В нашей «канаве» было обнаружено буйство растительности, а также «следы» человеческия. К счастью бурная растительность спасла наш лагерь от участи быть засранным. Но всё ж было неприятно. Думаю, что мало кто из приезжающих не знает, что в «канаве» в августе-сентябре живёт Киев. Но некоторых «гадов» это не останавливало. «Гадили» даже тогда, когда мы там уже расположились. Правда не у наших палаток, а наверху канавы. В районе того места, где мы обычно собираем аппараты. Да ладно мы. Кто-то из москвичей или питерцев там же прятал от ветра полусобранный аппарат. На эти «следы» я смотреть не ходил, но Бублик и Ярощук авторитетно заявляют, что «вполне вероятно, что это «следы» человеческого детёныша». И правда - было в верхнем лагере трое. Около 10 лет от роду. Кто постарше, кто помладше. Понимаю - ночь, степь, страшно... Короче! К чёрту расследования! В надежде, что кто-то из Москвы/Питера прочитает это и до «авторов» донесёт моё обращение:

НАРОД!
Не срите у себя в прихожей!
Не уважаете себя, так хоть уважайте других! Впечатление очень неприятное!


Уф! Выпустил пар. А то, вроде как в душу...
Вот я и говорю. Отбросил камушком, схожим на лопату, человеческий «послед» подальше в кусты и принялся расчищать место под палатку с помощью ножичка. Вот жилище и готово. Переоделся. Пора собирать аппарат. А тут мне Бублик и Ярощук сообщают, что комплект запасных труб успешно забыт в поезде, а потому они отбывают в Феодосию спасать это добро. Зачем-то за ними увязался и Лысенко. Я остался один и стал собирать аппарат из 2-х метров. Вот уже можно повтыкать латы и собрать его в боевое положение, но какой-то мелкий дождик заставил меня отказаться от этой затеи и быстренько собрать аппарат в 6-и метровый пакет. Осталось только поставить новые контровки на болты боковых узлов и «воткнуть» болт в планку, что для взведения поперечины... Но болт там тАк «некошерно» смотрится, что я оставил его в ремнаборе, а контровки чуть позжее прицепил к замку чехла. Буду собирать аппарат - увижу контровки и поставлю их на место.
Должен заметить, что ни лопатки ни топора у нас не было. Пилы - тоже. В лагере на глаза попался клубный ремкомплект. Открываю и нахожу чудо-полотно! Да я ж сам его ещё в 2002 году покупал! С одной стороны насечка для металла, а с другой - для дерева! Бысто собираю это суперорудие и через полчасика нашу «канаву» было не узнать. Ходишь себе, гордо задрав голову и расправив плечи. Ни за что не цепляешься. Красота! Вот на этой фотке  видна арка и Женька Лысенко.

Фотография арки

А теперь представьте, что этого прохода совсем не было. Всё полность заросло какими-то кустами.
Нанесли визит Драйвер и Саня Быченко. Затем приехали «гонцы» (хотел написать «самогонцы», что более верно отражает суть, но меня неверно поняли бы). Говорят, что трубы уехали в Киев, но там их перехватит Димка. Затем объявился Наконечный с довольно крупным арбузом. Да, ещё один момент! В нашем лагере к нашему приезду уже стояла одна палатка. Хозяин так и не объявился. Наконечный сказал, что это Вовчик Калашников тут остановился. Приятная неожиданность!
Вечером мы пошли отметиться в места злачныя. В парабаре нас совершенно ошарашила 100%-я накрутка на вино. Я не то, чтобы не согласен заплатить 20 грн. за бутылку вина. Даже, которое в Коктебеле стОит 10 грн. Но, пардон! Это вино не стоит этих денег! И никогда не будет стоить! Сырьё не того классу.
Тем не менее вина мы выпили. За погоду, за приезд, за... быстро кончилось это вино. Вообщем, неплохо посидели. Был замечен Лёха Ющенко. Теперь пошли в дельтабар. Там было куда «круче». Не успел я ознакомится с ассортиментом, как меня начали пытать «откуда мы». В том смысле, типа «может вы уже нам денег должны?». Услышав, что мы с «севера», к нам пропал всякий интерес. В итоге я купил литровый (двухлитровых не было) Живчик за 3 грн.(!!!), что мне показалось не меньшим грабежом, чем ситуация с вином в парабаре. Хорошо, что двухлитровых не было, а то бы я ушёл оттудова в одних трусах! В Феодосии и Коктебеле за 2 литра Живчика просють до 4 грн. На следующий день дельтабар продавал литр Живчика за 4 грн.
Без комментариев! Больше в дельтабар мы не заходили.
К счастью в парабаре цены на еду-питьё (кроме вина) были более-менее логичными и понятными. Да и обстановка более душевная.
Возвращались в лагерь полные надежд. Я испытал новшество (для себя, по крайней мере) - сверхъяркий светодиод вместо лампочки накаливания в обычном фонарике, что питается от двух «пальцев» размера АА. Результат оказался вполне удовлетворительным. Камни и кочки на дороге были хорошо видны. А по приходу в лагерь мы, кажется, ещё забабахали чайку, воспользовавшись газовой плиткой. Быстро, удобно и чисто. Фонарик освещал наш стол вполне сносно. Во всяком случае криков «Выключите свет! Мешает жрать!» не было.
Но у меня в палатке лежала ещё одна «лампочка» - четыре(!) сверхъярких светодиода, припаянных к одному цоколю от лампочки. Завтра будет их черёд.

19.08.2004
Следующий день был «западным» по направлению ветра. Весь день. Вспомнил, что нужно доработать «лампочку о четырёх светодиодах». Взял напильники и сижу - подгоняю размерчик. Только точить светодиоды стало стрёмно - вдруг порушу. Думаю, а почему бы не расширить дырку в фонарике, в которую они не проходят? Беру напильник покрупнее и начинаю «дорабатывать» отражатель. Три-четыре движения напильником - проверяю, входит ли «лампочка» или нет? После второй серии, во время примерки, вдруг за моей спиной начинает стрекотать птица. Я сразу смекнул - отчего. Издаваемый ею звук точь-в-точьповторял звук, который издавал отражатель, когда я его напильником. Птица видимо решила, что появился конкурент. Ну, птицы птицами, а фонарик доделывать нужно. Точу снова. Только перестал, как уже две птицы застрекотали. С разных сторон и громче. Окружают, что ли? Затем «лампочка» уселась на место и я перестал нервировать пернатых.
Вечером пошли в парабар, где и были застигнуты Вовкой Калашниковым, который, как выяснилось, ездил в Керчь к родственникам. Снова пили за погоду. В журнале Ярощук справедливо отметил такой момент:
кто-то по киевской привычке спросил, за какую погоду будем пить «за западную или за восточную»? На что все остальные рявкнули в ответ - «за южную»!

20.08.2004
Утро ничего не обещало. Я и Вовчик поехали на море. Остальные то ли обломались, то ли... вообщем, правильно они поступили!
Мы же дивились обилию народа на пляже. Друг у друга на шее сидят. Должен заметить, что наплыв народу такой большущий, что нудистский пляж просто растворился среди прочих отдыхающих. Тем не менее всё было чинно, спокойно и благообразно. Никто никого своим внешним видом не «оскорблял» и т.д. Полнейшие консенсус и толерантность!
В результате мы остановились недалеко от пограничников. Народу было поменьше да и Климуха хорошо видна. Неподалёку в бризе летали парапланы. Над Климухой висит что-то окологрозовое. У нас солнце, там - грустно.
Наплававшись, отправились посмотреть на источник «чудо-грязи». Выяснили, что грязюка щелочная. Годится токмо для чистки кожи и волос. Что ж и это неплохо. Вскарабкались повыше. Там, откуда стартуют парапланы. Оцениваю местность под себя. Н-да, тесновато дельтаплану тут будет. Да и посадки нормальной нет.
Замечаю приготовившегося стартовать Ющенко. «Привет!» - «Привет!» - полетел. А мы прошлись восточнее - посмотрели конфигурацию склона, пафосно сфоткались. Я «щёлкнул» Лёху Ю. пару раз и мы пошли обратно - ещё разок окунуться, пожрать да и валить «домой».
Тут Вовка, который чуть шею не свернул - так часто он оглядывался на Климуху, замечает, что РДК уже освещён солнцем и там парит параплан. Это начинает его беспокоить. Тем не менее мы прошлись по всей набережной. Купили вина по 10 грн., а также половину здоровенного торта, что на набережной продают. С чем и отвалили на гору. Пока ехали по дороге на Феодосию, было замечено значительно увеличившееся количество парапланов, висящих в районе РДК. Вовка ещё сильнее забеспокоился. Вот мы уже идём в сторону РДК. Нас подбирает Костя Сафьянов и подвозит до лагеря. Он, оказывается, уже успел полетать. Вместе с Тёмой. Пока мы ехали, заметили заходящий на посадку дельтаплан. Это был Спорт-5 с Бубликом на борту. Он совершил 10-минутную разведку и теперь собирался выпустить Ярощука и Лысенко. Мы же потащили свои аппараты. Вовчик нёс всё сразу. И аппарат и подвеску. Я же решил сильно не напрягаться, а сходить два раза. Вначале принёс подвеску из палатки, а затем вернулся за аппаратом. А народ уже вовсю летает! Премерзкое ощущение, когда кто-то УЖЕ летает, а ты ЕЩЁ нет!
Собираю аппарат, радуясь, что благоразумно прицепил контровки в замку чехла. Вот почти и всё - осталось только взвести поперечину и... %#?:@:*!!!! БОЛТ, фиксирующий поперечину ОСТАЛСЯ в ремнаборе, что в моей палатке! 15 минут мне хватило, чтоб «туда-сюда». Как я себя клял! Это ж моё лётное время! А толпа начинает уже летать ниже. Блин! Сдыхает! Такого «щелчка» моя лётная карьера ещё не знала! Даже не хотелось тратить время, чтоб сменить кроссовки на ботинки, в которых я всегда летаю.
Стартую. На часах всего-то 18:38 (типа, иронизирую). Как щас помню! Довольно быстро набираю 50 метров и успокаиваюсь, т.к. держит хорошо, тенденция к набору не пропадает. Протягиваю галс аж за РДК. По воздуху, оказывается так близко! Не то, что по земле идти пешком. А погода-а-а... Вот это «молоко»! Когда читал об таком «молоке», то думал, что автор несколько «поэтизировал» ситуацию. Отнюдь! Действительно можно было «рулить одной рукой, ковыряясь другой в носу» (я не делал ни того, ни другого). Я не узнавал свой Спорт-5. Рулится кончиками пальцев. С интересом разглядываю РДК и прилегающие территории. Там народу-у-у... дельтапланы... палатки.... автомобили. Я совершенно забыл, что в подвеске лежит фотоаппарат. Вспомню о нём только после посадки. Но что это? В толпе парапланов, что ниже меня, я замечаю знакомую подвеску. Я видел такую сегодня. На «бризе». Да это ж Ющенко! Подлетаю поближе и так, чтоб он смог меня увидеть. Ору ему. Вроде он меня опознал. Во всяком случае какой-то оральный шум от него исходит. Вторая наша встреча за сегодня. Вернулся к РДК, а затем и к ложке. Высота чуть больше 90 метров. Большинство летает ниже. Только парочка парапланов и мои солагерники держат марку. Смотрю - парапланы нашли что-то интересное. Я к ним. Вместе мы выбираемся на 150 метров. Выше нас никого уже нет. Парапланы ушли. Я покрутился. Смотрю - уже выше всех. Но на одном месте скучно как-то. Да и набора уже нет. Решаю сходить на восток ещё раз. Туда километр-полтора, сюда.... Потерял метров 20. Почти нули. Сдыхающие нули. Солнце клонится к закату. Не хочется в темноте вошкаться. Бублик пошёл на посадку, что возле нашего лагеря. Вскоре и я туда устремился. Сел нормально. Только дал себе слово в кроссовках больше не летать - там такие каменюки лежали. Ступню можно запросто сломать, ежели просто наступить на них в процессе посадки. А в ботинках подошва - не пробьёшь!
Вообщем, доволен. Да и тащить аппарат не нужно. Вот он «дом» - рядом.
Вечером в парабаре опять вижу Лёху Ющенко. Третий раз за день! И каждый раз - в разных местах.
Пили пиво. Делились «как кто летал».

21.08.2004
Начало дня выдалось обещающим. Дул южный ветер что-то около 3-5 м/с. Ушли завтракать надеясь, что раздуется. Пока в воздухе полётывали парапланы. Невысоко, правда. Метров 30 над кромкой. Иногда - до 50-70 м. Появились мы с аппаратами на южном старте где-то в начале первого. Наши надежды не оправдывались. Ветер подстих. Иногда будоражили воображение сходящие потоки. Но мы, исходя из нашего опыта, не велись на это разводилово. Пока, во всяком случае. Пару раз стартовали дельтапланы, но нас их полёт не вдохновлял. Набрал - и на посадку. Это не полёт. Тем не менее, часам к двум дня «спёкся» Вовчик Калашников. Что он учуял, для меня так и осталось загадкой. Стартует. Зачем-то уходит от склона, направляясь прямо на Бараколь и постоянно теряя высоту. Затем следует доворот на посадочную площадку, коей является промежуток между виноградниками и южным склоном. Словом, продемонстрировав нам почти равномерное снижение, Вовка оказался на дне гигантской сковородки. Что делать? Ну, пойдём мы сейчас за ним, а тут как начнётся «погода»! Но делать неча. Я и Женька Лысенко побрели в сторону РДК, размышляя вслух, с какой скоростью нам нужно идти, чтоб к нашему приходу Вовчик выбрался наверх самостоятельно? Долго ли, коротко ли, но мы дошли до парабара. Нам оставалось пройти ещё метров 100-150 до тропинки, ведущей по южному склону в долину, как наши сердца наполнились радостью - из-за кромки выходит добрый молодец с брёвнышком на плече и улыбается нам. Добрым молодцем, как несложно догадаться, оказался Вовка, а брёвнышком - его Спорт-5. Вовка поведал нам, что а) ТАМ находится было просто невозможно - отсутствие ветра и невообразимая жара могли запросто убить кого угодно, задержись там подольше и б) с момента посадки до выхода наверх прошло всего-то 30 минут! Мы с Женькой стояли поражённые. После непродолжительного отдыха наша процессия двинулась к нашей же стартовой позиции. Я нёс «нос», Вовка - «хвост», а Женька - подвеску. Шли никуда не торопясь, т.к. погода была на виду и «смотреть было не на что». Наконечный возле своей «палатки»: «Парни, а вы, типа, откуда?». Впрочем, имеет право улыбаться.
По возвращению на наш старт стали ждать вечернего развития. Часиков в 5 вечера вроде бы началось. Парапланы - довольно крупной стаей летали от «ложки» до РДК. Затем и парочка-троечка дельтапланов появилась. Вот и Драйвер к нам летит. Метров 50 у него есть. «Привет, КэПэёвня!» - дразнит он нас. Ладно, ладно... мы ещё понаблюдаем за тобой. Погодка не очень-то и сильна. Но летают же ж... же ж... ж-ж-ж... ж... гады! (в хорошем смысле этого слова) Я поднял свой Sport №5. Пощупал воздух. Вроде можно и «попробовать». Стартую. Набор начался сразу. К ложке я подлетал, имея метров 15 в активе. Подвеска уже застёгнута. За ложкой у меня уже метров 30. Держусь кромки. Замечаю, что правее меня, т.е. дальше от склона и почти на уровне кромки, а может и ниже - Драйвер. Идёт правым галсом. Я громко приветствую его и машу рукой. Он только посмотрел на меня. Снизу вверх. Этим и ограничился. Интересно, чего это он? А я уже долетел до РДК. Высота 50 м. А парапланов! Тьма-тьмущая! Сразу так обратно и не пройдёшь. То одного облети, то тандему уступи. Оттеснили меня от склона. Теряя высоту, я бросился к ложке и пришёл к ней уже на уровне кромки. Разворот влево на 180, а высота уменьшается. Нужно прижиматься к склону. Взгляд скользит по склону в сторону РДК. Мать чеснАя! На полочке, ограниченной кромкой и стеной известняка, уходящей вертикально вниз метров на 15 (а может и больше), сконцентрировалась вся летающая братия. Криза. Какое неприятное слово для тех, кто в воздухе. До кризы парапланы, а их большинство, были хоть как-то рассредоточены по высоте. А сейчас они все практически летают около склона. Почти на одной высоте. Я понимаю, что эту разноцветную стену мне не «пробить». Беру чуть правее и получаю великолепную возможность осмотреть известняковую стенку, а затем и «бараньи лбы» с максимально близкого расстояния. Бр-р-р... желания подойти ближе, чем на размах крыла, нет! Вот и «лбы» остались позади. Конфигурация склона восточнее парабара кажется не такой агрессивной и я пытаюсь приблизиться к нему в надежде выпарить. Но толку от этого - ноль! Сделав пару коротеньких галсов для а) очистки совести, б) обнаружения тропинки и в) осмотра места моей будущей посадки, я начал заход. Места внизу - валом. Только посадка должна осуществляться вдоль склона. И никак не от склона. А ежели в нижней части склона не будет чувствоваться более-менее приличный ветер (иначе - как вы там оказались?), то можно довернуть и к склону. Хоть наискось. Там достаточно плавный переход с хорошим запасом высоты, так что шансов упереться носом в крутую часть склона практически нет. Расстёгивая молнию подвески, оторвал петельку, к которой был привязан свободный кончик расстёгивательного шнура. Нет худа без добра - я наконец-то решился на то, о чём давненько думал, да всё лень было - сделать расстёгивательный шнурок таким образом, чтобы он всегда был спрятан внутри подвески, а из люверса торчал только пластиковый "пЫбздык". Потянул за шнурок - молния и расстегнулась, отпустил его - он в дырку люверса весь и спрятался. Никаких резинок из соседних люверсов, да и никаких соседних люверсов - дырка ОДНА!
Так вот. Сел. Жара уже спала, а потому пару минут я отдыхаю и наблюдаю, как рядом со мной приземляется какой-то парапланерист. Снизу склон не выглядит таким уж неодолимым. Поскольку все ремешки и чехлы остались наверху, то я начал восхождение с «расправленными крылАми».

Фотография восходящего Мороза


По пути наверх я начинаю понимать причину своих проблем - ветерок тут дует почти вдоль склона! Через 40 минут я одолел три четверти склона. Вот из-за кромки показалась и бригада «спасателей» в составе Калашникова, Бублика и Лысенко. Они и вытащили аппарат да и меня заодно наверх. Мои мозги не то, что расплавились - они уже испарились. Голова ощущается паровым котлом высокого давления. Первым делом иду в дельта-сортир - там есть кран с водой. Сую голову под кран и даю воду. Кажется пошёл пар. Попустило. Через минуту повторяю процедуру. Шипение уже не раздаётся. В голове начинают появляться какие-то мысли. Попить ба! Выхожу наружу и наблюдаю картину - Драйвер и Сашка «точат» арбуз. Точнее, они его уже прикончили. Сашка всё ж нашёл небольшой уцелевший кусок. Вот уж, воистину, бальзам на раны! Ажно просветление в голове изделалось. Выпил ещё пол-литра тепловатой воды и счёл восстановительные процедуры законченными. Драйвер незло попрекнул меня за то, что я оттеснил его от кромки. Это, когда я ему махал ручкой. Понятно, почему он не отвечал на моё приветствие. Он, видите ли «погибает», а я ему с безопасной высоты ручкой... эдак... махаю... типа, привет! На самом же деле кромка была «его» и я бы, поскольку сам шёл левым галсом, уступил бы дорогу. Но Андрюху потянуло влево - там, где пониже. Имеет право, но я-то тут при чём? Они же заходили на посадку кто с 8, кто с 12 метров.
Вернулся к аппарату. Парни наслаждаются жизнью в тени моего спортА. Предлагают мне «Живчик». Прохладный! Неспешно попиваю этот «элемент сладкой жизни».
Как тут вижу Судака, Алексея, собственной персоной. «Привет!» - «Привет!» - «Какими судьбами?» - «Да вот, отдохнуть с семьёй... да и Бондарчук тут тоже... планеры позапускать...».
Разбираю своего «пегаса». На РДКашном старте замечаю Тёму, его учлёта, а также Костю. Учлёт готовится слететь вниз на Спорте-11. Первый раз. На этом склоне. И на этом аппарате. Что скажу об увиденном?
1. Был напуган восточный «бараний лоб».
2. Косте не мешало бы понюхать чего-то бодрящего.
3. Все живы и целы.
После чего наша процессия выдвигается на запад - «домой», так сказать. Наконечный снова возле своей «палатки» и снова: «Парни, а вы, типа, откуда?». Только улыбка на сей раз пошире будет. Снова, имеет право!
На том наши полёты в тот день и завершились.

22.08.2004
Наверное, это был самый сильный день за всё наше пребывание. К обеду парапланы посдувало и над склоном парили только дельтапланы. Выбрались к старту. Собрались. Тут нас нашла Оксана Лященко. Поразговаривали разговоры. Договорились, что вечером встретимся в РДК и заберём её со всем семейством переночевать у нас, т.к. на РДК «все номера заняты». Праздник души был испорчен столкновением черкасчанина и питерца. Первому повезло больше, второму - меньше, но оба, слава партии, живы. Пока скорая не забрала питерца, никто не летал. Мы ж, со своего старта, оторванные от других, наблюдали за развитием ситуации. Ежели народ с РДК стартует, то и мы полетаем. Иначе... Жаль, что так всё получилось. Погода начала уже стихать, но с РДК стартовали парапланы и дельтапланы. Вот и мы в воздухе. Высота минимальная. С моим опытом полётов на южном склоне, я больше думаю о посадке, чем о полёте. Вот поднабрал 75 метров, но это ненадолго. «Молоко» слабенькое. В принципе летать можно, но смысл, ежели всё время пялишься на высотомер - «пора или ещё пока можно... чуток?». Наборов нет. А хочется сесть поближе к лагерю. Мало того, нужно бы сегодня чуть пораньше освободиться, т.к. ещё предстоит встреча с Оксаной в РДК, с последующим возвращением в наш лагерь. Вот Бублик уходит на посадку. Жду, пока он отцепится и будет в состоянии следить за воздухом. Захожу и я. Однако пришлось крутнуть спираль, чтоб высоту сбросить. Посадка была на ахти, т.к. на выдерживании я рисковал влететь в куст (с высоты - он таким маленьким кажется). Пришлось растопырить ноги и пихнуть ручку, чтоб не зацепить. Аппарат, тем самым, был сорван и стал падать. Я же его поддержать никак не мог, т.к. был, что называется «враскорячку». Одно только мелькнуло в голове: «Витя! Береги стойки! Они тебе ещё пригодятся!». Аккуратно ныряю промеж стоек и укладываюсь на землю параллельно боковой трубе. Результат падения - небольшие разрывы обтекателя и подвеске чуток досталось. Камни! Едять их мухи!
Быстро собираю аппарат, «паркую» его и двигаю на РДК, рассчитывая попасть туда хотя бы в сумерках. Там же и поужинать. Оксаны я так и не нашёл (они переночевали где-то в Планерском). Зато наткнулся на Бондарчука в парабаре. А уж поскольку так вышло, что мы оказались рядом у стойки, то я не сдержался и «пристал» к человеку. В конце пятиминутной беседы я «раскололся», что я «из Киева, из клуба КПИ». Мы представились другу другу, за чем и распрощались. Некоторе время я пребывал в приятном ступоре. За чем последовал ужин, а за ним - прочие радости жизни.

23.08.2004
Забег на южный старт был проигран. Гроза подошла быстрее, чем мы были готовы. Ярощук успел полетать буквально 5 минут. После грозы ветер развернулся и Димка Куриленко получил было возможность облетать С-14 и себя на нём. Однако небольшой дождик охладил его пыл и С-14 был собран в 6 метров.

24.08.2004
С утра дул восток. Все уехали на море, окромя меня и Ярощука. После обеда над РДК были замечены дельтапланы. Высота 100-150 метров. Каким образом? Взгляд на север всё прояснил. Снова гроза. Забег на старт. Не успели. Аппарат, тем не менее, я собрал, чтоб под ним пересидеть возможный дождь.

25.08.2004
Лётный день на северном склоне начали москвичи, питерцы и харьковчане. Разные аппараты, разные пилоты, разные полёты, но заканчивалось всё одинаково - посадки поближе к Отважному. Я недоумевал. Как могут пилоты, отлетав на УТ, Атласе и пересев на более продвинутые аппараты, совершать полёты почти по прямой на северном склоне? О посадках - отдельный разговор. Харьковчане, разве что, слетали галсами. Но садились далеко в поле. Бублик на выдержал и стартовал. Пять минут парения в 10 метрах от склона. Посадка - около тропинки вдоль склона. Вот он уже и наверху. Мы так и не дождались улучшения погоды. Стало хуже - почти штиль. Решаем прыгнуть вниз, чтоб а) хоть как-то полетать и б) показать «как нужно садиться на севере». А было нас:
- Спорт-14 - один штука
- Студент - два штуки
- Спорт-5 - три штуки
Никто не ударил лицом в грязь. Имеем видеосвидетельства!

Фотография димкиного старта

З.Ы. Если кто не обратил внимание, то повторю другими словами:  Димка Куриленко слетел первый раз на С-14 и сел недалеко от тропинки. Предыдущий полёт у него был в Одаиве. На Спорте-5. Год назад. Или даже чуть больше.

26.08.2004
С утра начал было раздуваться север. Москва-Питер-Харьков принялись за старое. Появился Тёма с учлётом. Бодрый учлёт демонстрирует штопор. Одна стойка не выдержала и разрушилась.
Затем ветерок повернул на юг. После двух вылазок принято решение брать подвески и идти уже с ними. А парапланы висят. Набирают до 200 метров. Правда, надолго там не задерживаются. Я, Бублик и Ярощук вытащились на старт. Собрались. Через пару часиков проделали обратную процедуру. Я и Сашка отметили необычайную лёгкость при переноске аппаратов. Нет худа без добра!

27.08.2004
С утра дует слабый север. Москва-Питер-Харьков прыгают вниз. К обеду ветер начинает дуть откуда-то с юга. Выбираемся на южный старт. Как всегда, парапланы будоражат воображение. Но мы пока не рискуем стартовать. Вот кто-то стартовал от РДК на дельтаплане. Круть-круть, набрал 30-40 метров и - быстренько на посадку. Никто из нас не торопится выходить на старт с аппаратом. Первым не выдерживает Димка Куриленко. Решительно надевает подвеску и тащит аппарат к старту. Я аж заволновался манёха: «неужто и взаправду сиганёт?». Не хватало нам ещё одного вытаскивать. А пока я бегал к подвеске за фотоаппаратом, Димочка уже вышел на старт  и...

Фотография Димки на старте

Тут я должен заметить, что мы (все, кроме Димки) не учли один важный момент. Психологический момент. Шуметь и орать «дайте мне его!» или что-то подобное можно... пока не выйдешь на старт и не посмотришь на посадку под склоном. В голове наступает просветление и принципиальность начинает сдавать свои позиции, уступая конформизму: «ну, не полетаю сегодня, так и ничего страшного». Мы смеялись над нашим легковерьем, а я пофоткал притихшего Димку  на старте.

Фотография притихшего Димки

Вечерком включилось дохленькое «молоко», но нам его «отведать» не пришлось. Держало очень плохо (20-30 м) да и то на отрезке «ложка - РДК».

28.04.2004
С утра - слабый северо-запад. На склоне - та же картина. Под склоном - аналогично. До Отважного никто так и не долетел. Жара снова делает своё дело - ветер поворачивает на юг. Мы уже привыкли такому режиму, а потому бодренько тащим аппараты-подвески на южный старт. Даже вроде раздуваться стало. Отлично. Собираем аппараты. Приехал на «восьмёрке» Игорь из Питера. Вот и он собрал свой аппарат. Сразу одел подвеску и не мешкая потащил аппарат на старт. Обычно он так не поступал. А парапланы летают метрах на 70. На нашем старте ветерок не так, чтоб уж очень. Игорь сомневается некоторое время, но стартует и минут за 5 набирает те же 70 метров, а може и больше - уже не помню. Для нас этого было достаточно. Я и Димка почти наперегонки одеваем подвески и тащимся на старт. Димка выходит первый. Ещё полминутки и он полетит. Но за эти полминутки произошло самое неприятное. Кто-то выключил рубильник, вентиляторы остановились и погода сдохла. Игорь же сбежал на посадку, имея метров 20 над кромкой. Мы же улеглись спать прямо на старте. Тень от аппарата, освежающий ветерок. Что ещё нужно?
Вечером в парабаре наткнулся на бескомпромиссное вино! «Коктебельская долина». Розовое. Сухое. Супер! Да ещё и за 12 грн. бутылка!

29.04.2004
Весь день дул сильнющий ветер. Думаю, что бывало и больше 15 м/с. Решили вынести мусор. Решили - и вынесли .

Фотография мусороносов

Под патронатом Наконечного и с его непосредственной помощью, кульки были вынесены к РДК, где Игорь самолично отнёс этот груз на мусорник (типа, мусорить - право имею!).
К недурственному обедоужину успел приехать Витька Елдинов. Вечером пили вино, а Наконечный «завладел» нашими ушами, рассказав историю. Это было на него так непохоже, что все слушали затаив дыхание, ни разу не перебив. А опосля, наверное, и выдохнули не сразу. А рассказал нам сей мастер устного рассказа от том, как он «однажды и единожды пролетел маршрут в 50 км длиною». На фоне наших малолётных «успехов» подобные рассказы утешают, а также дают запас бодрости, как в малолетстве фильмы про индейцев.
Все надежды на день завтрашний.

30.04.2004
С утра дул слабый север с тенденцией к усилению. Позавтракали раньше обычного и дружнее обычного, т.к. погода была обещающая. Начали прыгать Москва и Харьков. Харьковчане пытаются приземляться вдоль склона поближе к тропинке. Мы бродим на старте. Выжидаем. Выждали - начало усиливаться до такой степень, что аж какое-то волнение нашло: «Началось раздуваться!» Бросились собирать аппараты в надежде на то, что аккурат к моменту нашей боеготовности погода будет способствовать хоть какому-нибудь да парению. Но всё сдохло гораздо раньше, чем мы были боеготовы. Точнее, сдохло не сразу, а так... подстихло. Пока переодевался-переобувался около наших аппаратов, чувствую, что ещё что-то сдохло (в данном случае - я не о погоде). Или мне показалось?
В надежде, что «а может раздуется?» бродили по старту, поглядывая на колдунчик. Но похоже было, что погодка-то того... этого... Наши души жаждали компенсации в любом виде. Вот Наконечный пошёл к Отважному мыться. Мы же, нашедши десятикратный бинокль, «составили компанию» Игорю, по очереди мерзко хихикая, но оставаясь при этом на горе. Единодушное мнение - Игорь помылся на совесть! Далее решали, что будем делать, если хоть чуть-чуть подует, чтоб можно было просто нормально стартовать. Кто предлагал попрыгать на склон (в смысле, отрабатывать посадку на склон), кто - поспидглайдить, кто - устроить соревнования типа «Долетим до Отважного!», кто - «Полетал на аппарате друга? Дай другу полетать на твоём аппарате!». Даже вроде что-то начало поддувать с севера. Я и Сашка Ярощук вышли на старт. За нами пристроился Бублик. За ним - Куриленко. Но все наши чаяния были перечёркнуты грозой .

Фотография приближающейся грозы

Именно она повернула ветер и задул юг. Собственно, именно из-за перемены направления ветра мы обратили внимание на эту грозу. Была она ещё в районе Феодосии, а может и дальше, но двигалась к нам. Пофоткались немного и потащили аппараты к кустам. А дальше был дождик. Не так, чтоб очень сильный, но почти до вечера. С небольшими перерывами. Завтра уезжать, а аппараты всё ещё мокрые да и смеркатся уже начало. Тем не менее стали разбирать их в два метра. Затем меня заели комары и я, полностью разобрав каркас и сняв парус, решил прекратить это дело. Во-1, за ночь парус подсохнет, а, во-2, встану завтра пораньше и соберу всё до купы. Со спокойной совестью я ушёл в парабар пить вино.

31.08.2004
Хотите страшилку про «мышегуба»?
Помните в предыдущий день мне показалось, что где-то что-то сдохло? Не помните - перечитайте.
Так вот. Собираю я свой аппарат в двухметровую кучку. Рядом - Сашка Ярощук разбирает свой Студент. Всё мирно и чинно. Тут он меня зовёт и предлагает понюхать «як пахне масло», что я ему по приезду давал для умасливания килевой. Масло у меня, должен доложить, обычное машинное. Точнее - для швейных машинок.
Подхожу и осторожно нюхаю килевую. Ну, маслом пахнет. Ну, машинным. Вроде и всё. Но выражение Сашкиного лица всё же настораживает. Ладно, займёмся делами. Отхожу. Тут из-за спины: «Фу-у-у-у!». Снова Сашка. Я оборачиваюсь:
- Что такое?
- Та-а-ак смерди-и-и-ить!
- Это не масло. Масло никогда так вонять не будет!
- Та це не масло! Там миша! - показывает глазами на второе колено килевой.
- Откуда такие сведения?
- Вона тут з краю понасрала, а сама десь всередині! Дохла!!! І не вилазить!
Беру килевую в руки и пытаюсь устроить мышУ «последний полёт», размахивая трубой аки пращой. Ан нет! Внутри трубы мотыляется, а вылетать не хочет. А бздышло, доложу я вам, ещё то! Аж дыхание перехватывает! Тогда я решил постучать торцом трубы о землю. И она вышла! Лежит себе калачиком и ВОНЯЕТ!!!
Зову Сашку и показываю пальцем. Он: «Фу-у-у-у! Яка гидота!». Я свою часть работы выполнил, а потому предлагаю ему убрать невинно убиенное животное. Варианты разные (наткнуть на палку, взять рукой), в основном ориентированные на то, что лопатки нет, а и была б - кто ж её дал бы для такого дела?
Короче, я снова занимаюсь своими вещами, как появляется Санчо с белым платочком. А може это была салфетка. Накрывает покойную этим платком. А затем СВОЕЮ РУКОЮ сгребает платок и то, что под ним! Последовал бросок. Мышь совершила свой последний полёт. Платок же, чуть отстав, отметил границу санитарного кордона.
Ну, а далее мы начали ломать голову, как же так вышло? И откуда родом мышь? То ли ходосовская, то ли клементьевская? Неясно. Одно только несомненно. Мышь оказалась в плену с того момента, как Санчо собрал свой аппарат в 6 метров. В это колено килевой трубы можно было забраться только с одной стороны - с той, которая надевается на первое колено. Бедному мышу пришлось и полетать вместе с Сашкой, и пройти испытания жарой днём и холодом ночью. О суровейшей сухой диете я вообще молчу.
Вот так, дамы и господа! Будете собирать свои аппараты в шестиметровое состояние, проверяйте не только целостность труб, но и их незаселённость!

Вот вообщем-то и всё о нашем пребывании на горе Клементьева во второй половине августа 2004 года.

Технологические выводы:
1. Цифровой фотоаппарат - несомненный плюс для любой компании. Можно фоткаться, можно небольшие ролики снимать. Со звуком! На телевизоре смотрится просто великолепно! Панорамы, опять же, изготовить гораздо проще, а позжее склеить специальным софтом так, что места стыка не найти. Самое приятное по сравнению с плёночником - это то, что не придётся потом пенять на фотоателье, если фотки, отснятые плёночником окажутся страшными. Тут уж никто не скажет, то ли на плёнке всё так было плохо, то ли в ателье эту плёнку «убили»?
2. Светодиодный фонарик - источник практически неограниченного по времени света. Почти на порядок меньшее потребление энергии позволяет светить везде и всегда, не переживая, что батарейки «сядут» раньше времени. Дальнобойность гораздо меньше, но лично мне не нужно светить на 100 метров вдаль. Хватит и пяти.
3. Газовая горелка - быстро, чисто и ненапряжно. Частая фраза перед тем, как начинать готовить жрать: «А может не будем разжигать костёр - «мивинки» запарим? А?» О том, что чай будет изготовлен с помощью газа, речь уже даже не идёт - вещь сама собою разумеющаяся!

Открытия сезона:
1. Вино «Коктебельская долина» (сухое розовое) - по соотношения цена/качество не имеет конкурентов. Даже, если цена завышена вдвое!
2. «Водяная» труба возле Отважного - отличное место для забора воды, «помойки» и постирушки. Гораздо ближе и быстрее, чем ходить туда, куда нас Марчук «научил» ходить. Со стороны посёлка «помойное» место ограждено густой растительностью, так что можно мыться «полностью» даже среди бела дня, совершенно не рискуя «оскорбить» местных жителей своим внешним видом. Я начинаю понимать харьковчан и тех москвичей, которые постоянно располагаются у подножия горы - за водой сходить, что...